Социальные сети и готовые технологические решения, которыми легко пользоваться, привели к перенасыщенности медиарынка специалистами, неспособными качественно пользоваться доступными ныне инструментами. В рамках спецпроекта Masters of Future совместно с IE Business School T&P поговорили с Брайаном Хеллеттом, фотографом, режиссером и преподавателем магистерской программы по визуальным и цифровым медиа и MBA, о компетенциях и задачах современного медиаменеджера, «инстаграм-ментальности», правильной работе с брендами и о том, как не позволить технологиям ограничивать свой творческий рост.

Брайан Хеллетт

американский фотограф и режиссер, владелец фотостудии The Big Fish в Мадриде, ассоциированный профессор IE School of Communication

— Над каким проектом вы сейчас работаете?

— Проект называется Endomingados (исп. — «разодетый», «наряженный»). Это попытка переосмыслить процесс фотосъемки через старинные черно-белые фотографии, которые хранятся в наших семьях. Тогда люди по-другому относились к фотографии, ведь они не могли каждый день делать сотню снимков на свой смартфон. Помните, во времена наших дедушек и бабушек было принято готовиться к фотосъемке: они надевали свои лучшие платья и костюмы, женщины делали красивые прически, детям специально для этого случая покупали обновки. Я стараюсь возродить эту традицию: приглашаю гостей к себе в студию и заранее прошу их надеть их самый любимый праздничный наряд.

— Какова цель вашей учебной программы и в чем заключается основная задача эксперта по визуальным и цифровым медиа? Чему студенты хотят научиться, поступая на этот курс?

— Я преподаю не только на курсе по визуальным и цифровым медиа, но и на программе MBA. Моя основная цель — научить студентов понимать язык визуальных образов. Я хочу, чтобы они привыкли создавать образы прежде всего в своем сознании, а уже потом пытались передать суть своих идей другим людям с помощью слов. Воплощение изображения в жизнь, то есть создание иллюстрации, фото- или видеосъемка — это уже финальный этап. Но в первую очередь я учу студентов пользоваться воображением, а не технологиями.

Также одна из ключевых целей нашей программы — объяснить студентам, как создавать изображения, которые смогут выразить идею бренда и станут эффективным инструментом визуальной коммуникации. Каждый бренд имеет свои индивидуальные особенности, поэтому то, что сработало для одного проморолика, совсем необязательно сработает для другого. Как же научиться создавать изображения, которые помогут визуально выразить сущность бренда и при этом будут оригинальными и интересными для аудитории? Вот основной вопрос, на который мы со студентами пытаемся ответить вместе.

— Насколько сегодня такие специалисты востребованы на рынке? Разве рынок не перенасыщен дизайнерами, арт-директорами и медиаменеджерами?

— В этой сфере сегодня работает слишком много людей, у которых нет тех навыков, которые мы пытаемся привить своим студентам во время обучения. Мало кто из моих клиентов может выразить свою идею через изображение, и практически никто из них не способен составить четкий оригинальный бриф или хотя бы говорить на понятном для режиссера или фотографа языке. И вот что мы получаем в результате: на рынке труда есть множество специалистов, у которых есть работа, но нет навыков и способностей, чтобы делать ее хорошо. Именно поэтому сегодня мир переполнен множеством изображений — необязательно плохих, но неспособных выразить суть бренда и донести до потребителя информации его посыл.

— Каких знаний и умений, по-вашему, не хватает современным специалистам, работающим в области медиа и визуальных коммуникаций?

— Я думаю, что мы слишком полагаемся на технологии и тем самым искусственно тормозим наше творческое развитие. Вместо того чтобы придумать идею и детально проработать ее в своем воображении, а уже после попытаться понять, как воплотить ее в жизнь, мы думаем только о том, на что мы способны сию секунду. Мы думаем, что нас ограничивают технические возможности, хотя на самом деле это наше нежелание использовать креативное мышление и фантазию, которые помогают нам довести первоначальную идею до ума.

Вместо этого мы садимся за ноутбук и начинаем обрабатывать фотографии и редактировать видео, даже не зная, что мы хотим получить в итоге. Это то, что я называю «инстаграм-ментальностью». Мы блокируем в себе творческие порывы, потому что всегда идем по одному и тому же привычному маршруту: «Я что-нибудь сфотографирую, обрежу изображение, чтобы оно было квадратным, и использую один из 14 фильтров, потому что никаких других творческих инструментов у меня нет».

— Нужны ли будут такие специалисты через пять-десять лет? Ведь появляется все больше сервисов, которые помогают упростить работу с текстом и визуальными данными: Tilda, Exposure, Medium.

— Мы все превратились в создателей и распространителей контента. Благодаря быстрому развитию технологий мы можем снимать Full HD ролики и делать фотографии с высоким разрешением с помощью обычного смартфона, а потом редактировать их с помощью чудесных приложений с дружелюбным интерфейсом.

К сожалению, этот факт вовсе не превращает нас в талантливых профессионалов, он всего лишь делает нас тем, кем мы и являемся, — создателями обычного, ничем не примечательного контента. Кисточки и краски были придуманы больше тысячи лет назад, но, насколько я помню, существовал лишь один Рембрандт. Не стоит обманывать себя: да, контента становится все больше, но его качество не улучшается.

— Как вы думаете, будет ли эта профессия меняться с годами? На что уже сейчас нужно обратить внимание молодым специалистам или тем, кто только выбирает эту сферу деятельности?

— Аутентичность сегодня определяет все. Люди не хотят иметь дело с навязчивым маркетингом, они его отвергают. Мы готовы воспринимать только тот контент, который вызывает у нас личные чувства, именно поэтому сегодня создается так много рекламы, в которой на первый план выходят содержание и идея, а не рекламируемый товар.

Технологии, к которым у нас есть доступ, позволяют создавать уникальный брендированный контент, который дарит нам ощущение, что мы действительно переживаем удивительные мгновения, а не смотрим заранее срежиссированную постановку. Мы воспринимаем создателя контента как полноправного участника этого действия и отождествляем себя с ним, он перестает быть сторонним наблюдателем.

— Какими практическими навыками и теоретическими знаниями должны обладать ваши выпускники? Какое значение сегодня имеет теория для этой практической профессии?

— Как я уже упоминал выше, все студенты на моем курсе учатся создавать изображения, но они начинают создавать их еще в своей голове. Можно сказать, что мы работаем в обратном направлении: вместо того чтобы дать им камеру и научить ею пользоваться, я учу их пользоваться своей фантазией. Конечно, мы изучаем понятия света, композиции и ракурса, но сначала мы просто смотрим на чужие фотографии, делимся идеями друг с другом и учимся выражать их с помощью слов. Только после этого студенты берут в руки камеру и создают изображение, которое уже сформировалось у них в голове. Я учу своих студентов воспринимать фотоаппарат лишь как инструмент, который позволяет воплощать фантазии в жизнь.

Очень важно понимать, что технологии дают нам возможности, но они также и ограничивают нас. Скажем, если вы работаете в качестве проджект-менеджера какого-либо визуального проекта, вам недостаточно уметь работать с технологиями. Чтобы придумать интересную концепцию, нужно уметь выражать свои идеи, воспринимать идеи других людей и знать, как эффективно взаимодействовать со всеми участниками процесса.

— Ваш выпускник одновременно должен быть и художником, и журналистом, и менеджером. Означает ли это, что он может сделать готовый медиапродукт в одиночку, без собственной команды?

— Я не могу с этим согласиться. Конечно, есть люди, которые делают все сами от начала до конца, но я не считаю, что это правильно или эффективно. Идея заключается в том, чтобы хорошо понимать все этапы создания фильма или фотографии от начала до конца, но совсем необязательно делать все самому на каждом этапе. Есть продюсеры, которые знают, как записывать звук, и знают, что делает его хорошим, но при этом они не являются звукооператорами и понимают, почему видеосъемка не может обойтись без хорошего звуковика. Если вы постоянно пытаетесь урезать бюджет и команду, это непременно негативно скажется на результате.

— Каким опытом, навыками и личными качествами должны обладать студенты, поступающие к вам на программу? Как вы успеваете научить их фотографировать, снимать и рисовать всего за десять месяцев?

— Как правило, к нам приходят учиться профессионалы, которые уже работают и совмещают обучение с профессиональной деятельностью. Дни занятий часто совпадают с моими съемками, поэтому мы со студентами стараемся объединить теорию и практику. Процесс обучения построен следующим образом: студенты сосредотачиваются на какой-либо идее, детализируют ее, делают практическое задание, а после пытаются понять, что они узнали и какие навыки приобрели в процессе работы над конкретным заданием. Все практические задания напрямую связаны с конкретными целями обучения и от начала до конца основаны на творческих методах, которые я использую каждый день.

Чтобы поступить на программу по визуальным и цифровым медиа, нужно очень сильно хотеть чему-то научиться и уметь рисковать. Что я имею в виду? Риск очень важен для творческой работы, рисковать — это значит каждый раз пытаться создать что-то новое, действовать не по шаблону, даже если результат получится неудовлетворительным и ваш метод не сработает. Меня не вдохновляют те студенты, которые просто выполняют задание, а не пытаются придумать что-нибудь интересное и необыкновенное. Вот примеры двух абсолютно разных учебных видеороликов, которые вдохновляют меня. Это идеальный образец того, как студенты не боятся рисковать и добиваются успеха. Я попросил студентов создать видео, основанное на поэме Лэнг Лив «Четыре тысячи миль», и вот что у них вышло.

Дарья Матявина

студентка программы Visual and Digital Media в IE Business School, создательница онлайн-медиа Kyky.org в Минске

«IE Business School в этом году начала разворачивать свою деятельность в Минске. Так я, например, попала на IE Venture Days, где лично познакомилась с некоторыми преподавателями и координаторами. В то время я активно подыскивала себе европейский Master’s в сфере медиа. Я сравнила кучу схожих программ и убедилась со временем, что IE предлагает самый оптимальный набор курсов с сильным практическим уклоном. А бонусом служит отличная стартаперская инфраструктура внутри университета. Не последнюю роль сыграл рейтинг школы.

Когда я сюда ехала, я рассчитывала на довольно расслабленный темп. Думала: я же делаю свое медиа, вроде понимаю, как что устроено. Но мои ожидания не оправдались. У меня никогда не было такой бешеной нагрузки. Это какая-то фабрика по производству сверхлюдей: никакой личной жизни, только хардкор-учеба, дедлайны, исследования и проекты. У нас в группе собрались люди с очень разным бэкграундом. Многие делают career shift, то есть работали себе финансистами лет семь, а потом им резко захотелось креативно начать все с нуля. Пожалуй, единственное, что всех объединяет, — мотивация и хороший уровень английского (без него вас сюда просто не примут). Испанский знать необязательно, но, как показывает опыт, крайне желательно, иначе ваша социализация будет местами буксовать. Надо отметить, что наша программа — Visual & Digital Media — самая сумасшедшая во всей школе. У нас в классе постоянно происходят странные вещи: либо выключен свет, либо стоит дикий хохот, либо мы устраиваем галерею прямо в коридоре, развешивая интернет-мемы собственного производства. Я читаю на лицах остальных учащихся нескрываемую зависть. Атмосфера крутая, без сомнения.

Я еще не решила, чем займусь после окончания школы. Наиболее вероятный сценарий развития событий — новый стартап в рамках местного инкубатора. Еще в Мадриде относительно недавно открылся Google Campus, который тоже предлагает массу разнообразных возможностей. Они сейчас активно ищут новых резидентов. Я периодически туда хожу и пропитываюсь атмосферой. А вообще я здесь не так давно, у меня есть еще время подумать. Мадрид — прекрасный город, так что если у вас есть идеи, нужные знания и вы хотите изобрести что-то новое в сфере медиа и рекламы, пишите мне на dm@kyky.org. Я сейчас как раз на низком старте.

Все предметы здесь интересные и полезные. Проблема в том, что на каждом курсе из тебя пытаются сделать профессионала каждого конкретного курса, требуют много, и ты просто не знаешь, за что хвататься. Так что ключевой навык здесь — это тайм-менеджмент, который здесь не преподают, но деваться тебе некуда — приходится осваивать его на ходу. Здесь буквально все курсы практические. Скажем, финальный групповой проект — подготовить концепцию стартапа по запросу инвестора (якобы инвестора, в роли которого выступает преподаватель) и публично ее запитчить в конце семестра. Особенность нашей программы заключается в том, что мы должны это еще и профессионально оформить в визуальном плане.

Перед отъездом я передала коллегам все свои основные задачи. Если у кого-то есть иллюзии по поводу того, что здесь получится совмещать учебу и работу, просто забудьте. Пострадает и то и другое. Но в то же время я чувствую, как мое сознание растягивается: требования к самой себе, к окружающим, к глубине исследования и визуальной репрезентации вырастают до небес.

Пока сложно сказать, помогает ли мне это в работе. Из-за огромной нагрузки в школе я сейчас редко общаюсь со своей командой, но мне кажется, что после окончания программы я буду способна сделать вообще все: от верстки сайта до презентации проекта международным инвесторам».

Рекомендованная учебная программа: Master in Visual and Digital Media

Магистерская программа по визуальным и цифровым медиа совмещает творческие практики и управление медиа с точки зрения бизнеса. Выпускники курса могут придумывать, реализовывать, развивать, управлять и оценивать деятельность любых типов визуальных и цифровых медиа-проектов. На каждом из трех этапов обучения студенты создают проекты, на примере которых учатся всем циклам работы: от описания концепции до взаимодействия с клиентами. Итоговая работа курса — это командный творческий стартап, созданный под руководством профессоров и практиков индустрии.